понедельник, 19 ноября 2007 г.

Жизнь с ускорением

Представьте себе, что примерно к 2030 г. Всемирная Паутина обзаведется великолепными виртуальными средами, воздействующими на все органы наших чувств, где не будет явных различий между реальными людьми и их электронными двойниками. В один прекрасный день встроенные в очки миниатюрные дисплеи обеспечат перевод с языка на язык и мы сможем понимать иностранную речь в реальном времени — подобие субтитров для окружающего мира. И наконец, подумайте о неинвазивных (не повреждающих ткани организма) нанороботах, которые будут взаимодействовать с медиаторами мозга, раздвигая границы интеллектуальных возможностей человека.

Эти картины могут показаться слишком футуристическими, чтобы стать реальностью к 2030 г. Они требуют нашей адаптации к совершенно новым возможностям, подобно тому, как людям ХIХ столетия пришлось привыкать к телефону — в сущности, слуховой виртуальной реальности. Впервые в истории человек мог «быть рядом» с другим человеком, удаленным на сотни километров.

Думая о будущем, большинство людей недооценивают долгосрочный эффект технологических новаций и скорость их появления. Они предполагают, что скорость технического прогресса и вызываемых им социальных изменений останется приблизительно такой же, как сегодня. Я называю такой взгляд интуитивно-линейным.

Однако скорость изменений нарастает, и будущее окажется более удивительным, чем наши ожидания. В действительности серьезный анализ истории показывает, что технологические изменения носят экспоненциальный характер. Другими словами, в XXI столетии нам предстоит продвинуться вперед не на 100, а на 20 тыс. лет (если опираться на сегодняшнюю скорость прогресса).

Экспоненциальный рост — свойство любого эволюционного процесса. Мы видим его во всех аспектах технологии: миниатюризации, связи, расшифровке генома, исследованиях мозга и многих других областях. Мы обнаруживаем, по сути дела, экспоненциальный рост в квадрате, т. е. экспоненциальное увеличение скорости экспоненциального роста.

Например, критики раннего проекта расшифровки генома указывали, что при той скорости, с которой мы могли исследовать пары оснований ДНК, для завершения проекта потребовалось бы 10 тыс. лет. Тем не менее работа над проектом была закончена даже досрочно, так как совершенствование технологии исследования ДНК шло с экспоненциальной скоростью в квадрате. Еще один пример — взрывное развитие Web в середине 1990-х гг.

В течение последних 25 лет я строил математические модели развития технологии. Сделанные в 1980-х гг. на основе этих моделей прогнозы относительно мощности вычислительных машин и их применения в 1990-х гг. и в начале текущего десятилетия — автоматизированная медицинская диагностика, интеллектуальные вооружения, инвестиционные программы на базе алгоритмов распознавания образов и др. — оказались довольно точными.

Эти модели могут открыть окно в будущее; они уже стали тем фундаментом, на котором я строю собственные сценарии нашей жизни на предстоящие 30 лет.

Вычисления становятся персональными

Общей тенденцией вычислительной техники всегда было сближение компьютера с пользователем. Первые ЭВМ были огромными, далекими машинами, изолированными от нас стеклянными стенами. Благодаря ПК вычислительная техника стала доступна каждому. А следующий этап — полностью персональные вычисления.

К 2010 г. вычислительные устройства станут вездесущими и одновременно почти невидимыми, потому что будут встраиваться повсюду, начиная с одежды и очков и кончая нашим телом и мозгом. А основой всего будут постоянно активные, высокоскоростные каналы связи с Интернетом.

Обычной практикой в медицинской диагностике станет применение компьютеризованных устройств, перемещающихся в теле человека. А нейронные имплантанты, которые уже сегодня служат для избавления неврологических больных от тремора, окажутся полезными для лечения гораздо большего числа заболеваний, в том числе для восстановления зрения у недавно ослепших людей.

Что касается взаимодействия с компьютером, то непосредственно из очков и контактных линз на сетчатку глаза будут проецироваться изображения с очень высоким разрешением. В результате появится новая модель восприятия: в высшей степени реалистичной, объемной, визуально-слуховой виртуальной реальности. Благодаря системам проецирования изображений на сетчатку глаза появятся виртуальные среды с полным погружением, частично перекрывающие или полностью замещающие «настоящую» реальность. Навигация по этим средам будет выполняться с помощью ручных и устных команд, а также телодвижений. Посещение Web-узла зачастую будет означать вход в среду виртуальной реальности, например в лес, на пляж или в конференц-зал.

В отличие от грубых современных систем видеоконференций виртуальная реальность 2010 г. будет выглядеть и восприниматься как общение в «реальной» действительности. Вы сможете посмотреть друг другу в глаза, окинуть своего партнера взглядом и получить какие-то иные впечатления, создающие эффект физического присутствия. Датчики и компьютеры на одежде будут отслеживать все наши движения и проецировать наше собственное 3D-изображение в виртуальный мир. В результате мы сможем ощутить себя в роли какого-то другого человека. Однако осязательные ощущения по-прежнему будут весьма ограниченными.

Мы будем взаимодействовать и с электронными моделями людей — например, с реалистичными аватарами, ведущими выразительные диалоги на естественном языке, — и это станет основным интерфейсом с машинным интеллектом. Мы будем запрашивать у них информацию, договариваться об условиях коммерческих сделок и бронировать билеты и места в гостиницах.

Персональные аватары помогут нам добраться до нужного места (с использованием глобальной спутниковой системы навигации) и даже расширят наше поле зрения с помощью очковых дисплеев, проецируя на них всю нужную информацию.

К 2010 г. подобные виртуальные создания еще не пройдут теста Тьюринга и никто не спутает их с реальными людьми. Но к 2030 г. отличить их от настоящих людей будет невозможно.

Еще одна технология, которая значительно повысит реализм виртуальной реальности, — нанороботы, миниатюрные роботы размером с кровяные клетки, которые будут перемещаться по капиллярам мозга и взаимодействовать с биологическими нейронами. Нанороботов можно будет вводить шприцем и даже глотать.

Ученые из Институа Макса Планка уже продемонстрировали нейронные транзисторы на базе электронных технологий, позволяющие управлять движением живой пиявки с компьютера. Они могут уловить электрические импульсы близлежащего нейрона, стимулировать генерацию им импульса или подавить активность нейрона, что означает двустороннюю связь между нейронами и нейронными транзисторами.

Сегодня наш мозг имеет довольно жесткую конструкцию. Хотя в процессе обучения появляются новые межнейронные соединения и участки концентрации медиаторов, возможности человеческого мозга строго ограничены — всего 100 триллионов соединений. Но, поскольку нанороботы связаны друг с другом — через беспроводную ЛВС, — можно организовать любой набор новых нейронных соединений, разрушить существующие соединения (подавив способность нейронов генерировать импульсы) или создать гибридные биологические/небиологические сети.

Использование нанороботов в качестве средства расширения возможностей мозга будет значительным шагом вперед по сравнению с современными хирургическими нейронными имплантантами. Со временем мозговые имплантанты на основе огромного числа распределенных интеллектуальных нанороботов расширят нашу память, дополнив ее триллионами новых соединений, что значительно повысит сенсорные, логические и познавательные способности.

Все органы чувств будут объединены нанороботами, расположенными в непосредственной физической близости от межнейронных соединений, связывающих все сенсорные источники (глаза, уши, кожа). Нанороботов можно будет программировать, загружая ПО из Web и изменяя их конфигурацию. Их можно удалить из организма, т. е. процедура легкообратима.

В новых совместных виртуальных средах можно будет создать эмоциональные слои, поскольку нанороботы смогут вызывать определенную смесь эмоций, сексуальных удовольствий и других сенсорных ощущений и реакций.

Если человек желает жить в «действительной» реальности, нанороботы будут бездействовать, занимая отведенное им место в капиллярах. Когда он захочет перейти в виртуальную реальность, нанороботы подавят все сигналы от реальных органов чувств и заменят их сигналами виртуальной среды. Мозг может передавать в мускулы и конечности команды для нормальных движений, но нанороботы перехватят межнейронные сигналы и предотвратят сокращения настоящих мускулов, соответствующим образом передвигая виртуальные конечности.

Еще одна возможность, открываемая нанороботами, — «излучение переживаний» (experience beamer). В 2030 г. люди смогут передавать весь поток своих сенсорных ощущений и, при желании, эмоций, точно так же, как сегодня они транслируют в Интернете события своей жизни с помощью Web-видеокамер. Установив соединение с Web-узлом, мы сможем жить жизнью других людей, подобно героям фильма Being John Malkovich. Особенно интересные моменты жизни можно будет архивировать и в любое время переживать заново.

Основу для таких сценариев с нанороботами обеспечивает текущее ускоренное развитие вычислительной техники, средств связи и миниатюризация, в сочетании с нашим пониманием человеческого мозга (полученным путем анализа структуры и функционирования мозга).

Обоюдоострый меч

Технология может подарить нам долгую и здоровую жизнь, освободить от физических и душевных тягот, открыть бескрайние горизонты для творчества, но она же несет в себе новую, и все более серьезную, угрозу. В XXI столетии нам предстоит столкнуться все с той же, но выросшей до гигантских размеров дилеммой.

Подумайте о неограниченном тиражировании нанороботов. Эти интеллектуальные устройства дадут полезный эффект лишь в миллиардных и триллионных количествах. Самый экономичный способ получить такое число нанороботов — самотиражирование; в сущности, тот же метод работает и в биологическом мире. Но подобно сбоям в механизме биологического самотиражирования (рак) изъяны процедуры размножения нанороботов могут представлять опасность для всех физических объектов, биологических и иных.

Кто будет управлять нанороботами? Организации (правительственные органы или экстремистские группы) либо просто изобретательные граждане могут заразить все население страны триллионами не поддающихся обнаружению нанороботов через воду или пищу. «Шпионские» нанороботы смогут контролировать наши мысли и действия, влиять на них и даже подчинять их себе. В то же время нанороботы могут стать жертвой программных вирусов и атак хакеров.

Если бы мы рассказали о существующих сегодня опасностях людям, жившим двести лет назад, то они сочли бы безумством подвергаться такому риску. Но многие ли из живущих в 2001 г. выбрали бы короткую, жестокую, полную болезней, материальных лишений и опасностей жизнь, которая выпала на долю 99% обитателей Земли в прошлом? Мы можем романтизировать прошлое, но еще не так давно преобладающее большинство было вынуждено бороться за выживание. Значительное число наших современников все еще ведут полную риска жизнь, и это один из аргументов в пользу технологического прогресса и сопутствующего ему экономического роста.

Лично я полагаю, что возобладает здравый смысл и эти технологии найдут созидательное и конструктивное применение, как, на мой взгляд, это происходит и в настоящее время. Важную (и все более заметную) роль будет играть конструктивное движение луддитов.

Человек в своем восприятии новых технологий обычно проходит три этапа: сначала его захватывают и увлекают открывающиеся возможности, затем появляется страх перед новыми серьезными опасностями, и наконец (я надеюсь) приходит понимание, что единственно возможный путь — осторожное, продуманное движение к цели с соблюдением всех мер, необходимых для уменьшения опасности.

Рей Курцвейл

Продление жизни!


Цель, увеличить продолжительность здоровой жизни. Нет никакого смысла в том, чтобы прожить лишних десять лет в состоянии старческого слабоумия. В идеале, каждый должен самостоятельно выбирать, когда и как он хочет умереть - или не умирать вообще.

Многие искали рецепты молодости, пытаясь продлить жизнь. Рекомендовали простоквашу, впрыскивание половых гормонов, переливание «молодой» крови. Алхимики средневековья искали философский камень и эликсир бессмертия, а даосы в Китае пытались выработать чудесный эликсир внутри себя. Греки принимали ванны из молока. Некоторые римляне пили с пола кровь молодых и сильных гладиаторов, сражённых в бою, в целях продления собственных жизней. Немало людей погибло в поисках эликсира бессмертия, живой воды. И сегодня находятся те, кто готов проделывать странные вещи для того, чтобы убедить себя в том, что проживёт долго.

Чтобы значительно продлить жизнь, сегодня есть две дополняющие друг друга стратегии.

1) Не сокращать свою естественную продолжительность жизни, при этом можно достичь видового предела примерно в 100 - 120 лет.
2) Использовать имеющееся и вновь появляющееся средства для увеличения срока жизни отпущенного нам природой.

Если обратить внимание на ускоряющиеся темпы совершенствования технологий, становится ясно, что даже терапии замедления старения первого поколения - той что даст вам всего лишь несколько дополнительных десятилетий, наверняка будет достаточно, чтобы вы не умирали от старения в любом возрасте. Т.к. за те дополнительные 30-ть лет сами технологии разовьются на столько что позволят вам прожить еще 50-т лет и т.д. При этом с календарным возрастом вероятность смерти по причине связанной со старением будет только падать.

У Вас есть шанс прожить сколько пожелаете, а не те жалкие восемьдесят лет, отпущенные нашим эволюционным прошлым. Для этого необходимо знать и применять то, что может реально способствовать продлению жизни. Следите за новостями этого блога. Живите долго!

Возможно, многое из статей этого раздела покажется вам знакомыми, что не делает приведенные способы продления жизни менее действенными. Например, курение сокращает жизнь в среднем на 10-ть лет, этот вывод основан на результатах 50-ти летних исследований.

В старости, человек умирает потому что одна из жизненно важных систем "слабое звено", выходит из строя, в то время как остальной организм еще обладает достаточным запасом прочности (по некоторым данным, все органы и подсистемы человека рассчитаны примерно на 150 лет работы). Важно знать “слабое звено” своего организма потому как зачастую, от влияния на него и зависит, сколько вы проживете. Следите за здоровьем, по возможности посоветуйтесь с хорошим врачом, пройдите медицинское обследование.

Нанотехнологии в медицине!!!


- Упорядоченные одним образом, атомы составляют дома и свежий воздух; упорядоченные другим, они образуют золу и дым.

- Уголь и алмазы, рак и здоровая ткань: вариации в упорядочении атомов различили дешевое от драгоценного, больное от здорового.

Рассматривая отдельный атом в качестве кирпичика или "детальки" нанотехнологи ищут практические способы конструировать из этих деталей материалы с заданными характеристиками. Многие компании уже умеют собирать атомы и молекулы в некие конструкции.

В перспективе, любые молекулы будут собираться подобно детскому конструктору. Для этого планируется использовать нано-роботов (наноботов). Любую химически стабильную структуру, которую можно описать, на самом деле, можно и построить. Поскольку нанобот можно запрограммировать на строительство любой структуры, в частности, на строительство другого нанобота, они будут очень дешевыми. Работая в огромных группах, наноботы смогут создавать любые объекты с небольшими затратами, и высокой точностью.

В медицине проблема применения нанотехнологий заключается в необходимости изменять структуру клетки на молекулярном уровне, т.е. осуществлять "молекулярную хирургию" с помощью наноботов.

Ожидается создание молекулярных роботов-врачей, которые могут "жить" внутри человеческого организма, устраняя все возникающие повреждения, или предотвращая возникновение таковых.

Манипулируя отдельными атомами и молекулами, наноботы смогут осуществлять ремонт клеток.

Прогнозируемый срок создания роботов-врачей, первая половина XXI века.

В действительности наномедицины пока еще не существует, существуют лишь нанопроекты, воплощение которых в медицину, в конечном итоге, и позволит отменить старение.

Несмотря на существующее положение вещей, нанотехнологии - как кардинальное решение проблемы старения, являются более чем перспективными.

Это обусловлено тем, что нанотехнологии имеют большой потенциал коммерческого применения для многих отраслей, и соответственно помимо серьезного государственного финансирования, исследования в этом направлении ведутся многими крупными корпорациями.

Наноботы или молекулярные роботы могут участвовать (как наряду с генной инженерией, так и вместо нее) в перепроектировке генома клетки, в изменении генов или добавлении новых для усовершенствования функций клетки.

Важным моментом является то, что такие трансформации в перспективе, можно производить над клетками живого, уже существующего организма, меняя геном отдельных клеток, любым образом трансформировать сам организм!

Описание нанотехнологии может показаться притянутым за уши, возможно, потому что ее возможности столь безграничны, но специалисты в области нанотехнологии отмечают, что на сегодняшний день не было опубликовано ни одной статьи с критикой технических аргументов Дрекслера. Никому не удалось найти ошибку в его расчетах. Между тем, инвестиции в этой области (уже составляющие миллиарды долларов) быстро растут, а некоторые простые методы молекулярного производства уже вовсю применяются.

Нанотехнологии могут привести мир к новой технологической революции и полностью изменить не только экономику, но и среду обитания человека. В рамках этой статьи мы рассматриваем лишь перспективность этих технологий для отмены старения людей.

Вполне возможно, что после усовершенствования для обеспечения "вечной молодости" наноботы уже не будут нужны или они будут производиться самой клеткой.

Для достижения этих целей человечеству необходимо решить три основных вопроса:

1. Разработать и создать молекулярных роботов, которые смогут ремонтировать молекулы.
2. Разработать и создать нанокомпьютеры, которые будут управлять наномашинами.
3. Создать полное описание всех молекул в теле человека, иначе говоря, создать карту человеческого организма на атомном уровне.

Основная сложность с нанотехнологией - это проблема создания первого нанобота. Существует несколько многообещающих направлений.

- Одно из них заключается в улучшении сканирующего туннельного микроскопа или атомно-силового микроскопа и достижении позиционной точности и силы захвата.
- Другой путь к созданию первого нанобота ведет через химический синтез. Возможно, спроектировать и синтезировать хитроумные химические компоненты, которые будут способны к самосборке в растворе.
- И еще один путь ведет через биохимию. Рибосомы (внутри клетки) являются специализированными наноботами, и мы можем использовать их для создания более универсальных роботов.

Группа нанотехнологов из института предвидения заявила, что стремительный рост нанотехнологий выходит из-под контроля, но в отличие от Билла Джойа, вместо простого запрета на развитии исследований в этой области, они предложили установить правительственный контроль над исследованиями.

Такой надзор, может предотвратить случайную катастрофу, например когда наноботы создают сами себя (до бесконечности), потребляя в качестве строительного материала все на своем пути, включая заводы, домашних животных и людей.

Рей Курцвейл - к 2020 году появится возможность поместить внутри кровеносной системы миллиарды нанороботов размером с клетку, по оценкам Роберта Фрайтаса, ведущего ученого в области наномедицины, это случится не ранее, чем в 2030-2035 году.

Эти наноботы смогут тормозить процессы старения, лечить отдельные клетки и взаимодействовать с отдельными нейронами. Так ассеблеры практически сольются с нами.

Продление молодости возможно!

Мир меняется все быстрее, реальным стало многое из того, что раньше казалось фантастичным.

По прогнозам ряда известных ученых, скоро люди перестанут умирать по причинам связанным со старением организма, даже некоторые из живущих сегодня уже смогут избежать этого и получат возможность оставаться в состоянии физического и умственного здоровья сколько пожелают.

Современным естественным наукам неизвестно никакого фундаментального принципа, который бы запрещал сколь угодно долгое продление жизни.

Задача отменить старение организма, уже перешла в ранг инженерных проектов, сегодня вопрос стоит скорее, не как именно это сделать, а какое из направлений окажется первым, доведенным до практического использования. Средством для победы над старением становится комплекс высоких технологий: наномедицина, генная инженерия, биотехнологии и др.

Если обратить внимание на ускоряющиеся темпы совершенствования технологий, становится ясно, что даже терапии замедления старения первого поколения - той что даст вам всего лишь несколько дополнительных десятилетий, наверняка будет достаточно, чтобы вы не умирали от старения в любом возрасте. Т.к. за те дополнительные 30-ть лет сами технологии разовьются на столько что позволят вам прожить еще 50-т лет и т.д. При этом с календарным возрастом вероятность смерти по причине связанной со старением будет только падать.

Проживите дольше, чтобы иметь возможность жить сколько угодно! В нашу жизнь входят мощные средства, с их помощью можно уже сегодня замедлить собственное старение, скоро станет возможным свести его к пренебрежимо малому, а в сравнительно недалеком будущем появятся радикальные средства, позволяющие полностью отменить старение и омолаживать организм. Многие наши современники имеют реальный шанс дожить до этого времени - тем больший, чем больше их ожидаемая продолжительность жизни, и чем больше усилий сами они к этому приложат.

У Вас есть шанс прожить сколько пожелаете, а не те жалкие восемьдесят лет, отпущенные нашим эволюционным прошлым.

Важно быть информированным(ой), чтобы использовать реальные возможности продления жизни, это поможет Вам дожить до времени, когда старение будет окончательно побеждено.
Следите за новостями блога!!!
Общайтесь с единомышленниками!!!
Участвуйте в проектах нашего сообщества!!!

Трудно представить задачу, более достойную приложения сил, чем борьба с собственным старением и смертью. Не пытаться бороться с ними - противоестественно, во всяком случае, сейчас, когда для этого появляются серьёзные научные средства.

Общественное сознание очень инертно, глубоко укоренилась установка что старость и смерть от нее неизбежны, большинство просто приняло это как должное. Такой стереотип мышления основан на том, что так было всегда, однако уже стало реальностью многое из того, что несколько поколений назад люди, не могли себе даже представить.

Жизнь среди машин!


Он участвовал в разработке первых систем оптического распознавания символов, первых синтезаторов, преобразующих в речь потоки текста, музыкальных инструментов на базе компьютеров и первых систем распознавания речи с использованием объемных словарей. В последние годы Рей Курцвейл занимается не столько созданием новых технологий, сколько изучением тенденций технологического прогресса. Если вас интересует, как под влиянием новых технологий изменится наша жизнь, скажем, в ближайшие два десятилетия, то обратитесь к Курцвейлу. Так поступили и мы

Вспоминая о своих школьных годах, прошедших в городке Куинз штата Нью-Йорк, Рей Курцвейл рассказывает, что тамошние учителя никогда не обременяли учеников слишком большими домашними заданиями, и у него оставалась масса времени на занятие любимыми делами. Столь же либеральной была атмосфера и в Массачусетском технологическом институте, где увлеченный изобретательством юный студент пропускал так много занятий, что однокашники прозвали его Фантомом. Впрочем, ему, пожалуй, больше подошло бы прозвище Эдисон, поскольку Курцвейл оказался прирожденным изобретателем.

Изобретения Курцвейла принесли ему славу. Он основал несколько компаний и опубликовал сотни статей. Кроме того, он написал — сам или в содружестве с другими авторами — целый ряд книг, в том числе The Age of Spiritual Machines: When Computers Exceed Human Intelligence и Fantastic Voyage; последняя из них написана в соавторстве с Терри Гроссманом, основателем и медицинским директором института Frontier Medical Institute.

В последнее время приходится слышать о повышении производительности без увеличения количества рабочих мест. Возможно ли это?

Это часть процесса, начало которому было положено по меньшей мере 200 лет назад, в период автоматизации текстильной отрасли Англии. Появились машины, способные выполнять работу 10, 20 или даже 30 ткачей. Автоматизация повлекла за собой процветание, и в результате были созданы новые отрасли промышленности. Нужно было строить новые машины и обслуживать их. Возрастал спрос на изделия, вырабатываемые с помощью машин. Люди уже не считали, что им достаточно иметь, скажем, одну рубашку. Если взглянуть на историю автоматизации обобщенно, то окажется, что в ходе ее количество рабочих мест увеличивалось. Сто лет назад работой было обеспечено примерно 30% потенциальной рабочей силы; теперь этот показатель составляет порядка 60%. А зарплата с поправкой на изменение покупательной способности выросла за последние сто лет в шесть-восемь раз.

И есть основания полагать, что эта тенденция сохранится?

Относительное общественное благосостояние, которое мы имеем сегодня, объясняется высокой производительностью труда, и в предстоящий период она резко повысится. Лет через 20 мы научимся создавать практически любой физический продукт с исключительно малыми затратами — используя только информацию и производственные методы. В сущности, уже сегодня мы достаточно близки к тому, чтобы создавать физические продукты с помощью программ. Смотрите, у нас уже есть системы управления материально-производственными запасами, системы оперативных поставок без использования складских площадей (Just In Time), компьютерные средства управления перемещением материалов и сборочными операциями.

Никто не спорит с тем, что рост производительности труда — это хорошо. Но что вы скажете о росте производительности труда без увеличения количества рабочих мест, ведь сейчас наблюдается именно такая тенденция?

В настоящее время уровень безработицы в США довольно низок — порядка 6%, — а кроме того, мы становимся свидетелями перераспределения рабочих мест по всему миру. Сегодня границы государств уже не имеют былого значения. Ведь как было раньше? Тот, кто хотел работать в штате Нью-Йорк, должен был жить в штате Нью-Йорк. А сейчас мы можем с полной отдачей трудиться в киберпространстве, то есть ситуация, когда работник умственного труда «привязан» к определенной географической точке, уходит в прошлое. В контексте мировой экономики это позитивное явление. Если в такой ситуации выигрывают Индия и Китай, это не значит, что мы что-то теряем. Но в краткосрочной перспективе подобные тенденции могут привести к дисбалансам, к возникновению временных всплесков безработицы.

А если говорить о более долгосрочной перспективе?

Впервые в истории конкуренция за рабочие места, требующая от работников высокой степени образования и квалификации, выходит на уровень государств, причем данная тенденция будет продолжаться. И я считаю, что это хорошо. Китай полон решимости создать полсотни Массачусетских технологических институтов, как выражаются его представители. Они уже заняты организацией десятков технологических университетов мирового класса. И вот что важно: эти люди будут создавать интеллектуальную собственность, выгоды от которой станут ощущать все. Если кто-то добивается феноменальных успехов в биоинженерии, все мы от этого выигрываем. Кстати, возможно, что и сами китайцы начнут проявлять больше уважения к интеллектуальной собственности, раз уж они вкладывают в ее создание такие значительные средства. Но как бы то ни было, я полагаю, что преимущество в сфере инноваций так или иначе останется за Соединенными Штатами. В том, что касается создания новых парадигм, бизнес-моделей, способов производства изделий, США по-прежнему являются мировым лидером.

Раз уж мы заговорили о новых моделях... Какие изменения произойдут в ИТ-подразделениях по прошествии десяти лет?

Рассмотрим несколько тенденций. Значительная часть оборудования, с которым работают сегодня в ИТ-подразделениях, — все эти маршрутизаторы и серверы — уйдут в прошлое. Почти от всего этого хлама мы наверняка избавимся уже к концу нынешнего десятилетия. Новые технологии будут очень мобильными, устройства станут исключительно компактными, практически невидимыми. Все будут подключены к Глобальной сети. Изображения будут воспроизводиться непосредственно на сетчатке глаза. В любое время дня и ночи мы будем иметь широкополосные соединения. «Вычислительный субстрат» проникнет во все сферы нашей жизни.

А люди? Какими они станут? Чем будут заниматься?

Технология развивается по экспоненте именно потому, что при разработке продуктов нового поколения мы всегда опираемся на самые современные на данный момент знания. Это напоминает процессы в живой природе. На создание ДНК ушли миллиарды лет, но когда эта структура развила в себе способность обрабатывать информацию с целью хранения и записи результатов эволюционных экспериментов, у ДНК появилась возможность использовать этот ресурс для перехода на новую ступень развития. Этот этап в развитии жизни именуется кембрийским взрывом.

Аналогичная ситуация складывается в сфере технологий. В распоряжении разработчиков первых компьютеров были всего лишь ручки и бумага, а собирались эти машины с помощью отверток и проводов. Современный конструктор сидит за рабочей станцией и оперирует формулами, которые весьма напоминают коды компьютерных программ. Микросхемы макетируются и изготовляются автоматически, и по этой причине весь процесс занимает уже не годы, а дни или недели. Вот почему мы наблюдаем экспоненциальный рост таких показателей технологических изделий, как цена, производительность и функциональные возможности. Иными словами, есть вполне веские основания называть разработку новых технологий процессом, в котором взаимодействуют люди и машины.

На мой взгляд, важно понимать, что технология и человеческая цивилизация тесно взаимосвязаны и что со временем эта взаимосвязь будет становиться еще более тесной. Мы прямо-таки сливаемся со своими компьютерами. Буквально вчера я разговаривал с одной женщиной, и она мне сказала, что для ее десятилетнего сына ноутбук — как продолжение собственного тела. Как если бы это была встроенная машина. Что ж, недалеко то время, когда компьютеры и в самом деле будут функционировать внутри нас. Пройдет десять, от силы двадцать лет, и мы сможем неинвазивно вводить в человеческий организм интеллектуальные агенты.

К 2020 году мы научимся внедрять в кровеносные сосуды людей миллионы или миллиарды так называемых «наноботов» — устройств размером с кровяную клетку, которые с кровотоком будут доходить до мозга и взаимодействовать с нейронами. Путем подобной тесной интеграции биологических и машинных компонентов мы будем расширять когнитивные способности человека.

Сегодня возможности нашего мозга ограничиваются его архитектурой. Обработка информации в мозгу осуществляется с помощью электрохимических сигналов, и эти процессы протекают в миллионы раз медленнее, нежели процессы в электронных цепях. Общее число соединений в мозгу человека не может превысить отметку в 100 триллионов. Это число может показаться большим, но факт остается фактом: реализованный в наших головах метод сохранения данных неэффективен. Эксперт в той или иной области знания реально может запомнить лишь 100 тысяч «фрагментов» знания. Обратитесь к системе Google, и вы увидите, какой мощью в этой сфере обладают машины. В будущем мы сможем дополнить те 100 триллионов соединений, которыми располагаем сейчас, новыми виртуальными соединениями. И как только небиологический интеллект завоюет первые позиции в наших головах, его дальнейшее развитие пойдет по экспоненте. К началу 2030-х годов человек станет обладателем биологического интеллекта, усиленного более мощными небиологическими компонентами.

Поэтому на ваш вопрос я отвечу так: если мы сами не будем развиваться, а машины будут становиться все более сложными, на каком-то этапе они обойдут человека. Но жизнь идет по другому сценарию. Мы интегрируемся с новыми технологиями.

Коль скоро технология изменяет наш мир — и нас самих — столь радикальным образом, не придется ли нам пережить целую череду культурных потрясений?

Нет. Речь идет о весьма плавном процессе. Если я сейчас описываю положение дел в 2030 году, то с сегодняшних позиций оно кажется совершенно не похожим на нынешнее. Но для того чтобы выйти на уровень 2030 года, нам придется сделать 200 маленьких шажков. Каждый из них сам по себе не опасен и (почти) не нарушает заведенных порядков, каждый рационален и направлен на удовлетворение некоей настоятельной потребности.

Разумеется, эти перемены уже сегодня вызывают определенное противодействие. Набирает обороты движение противников технологического развития. Идут философские дебаты по фундаментальному вопросу о том, какая судьба уготована человеку — быть хозяином мира или подчиняться законам его развития, жить в соответствии с так называемым естественным порядком вещей.

На мой взгляд, люди обладают уникальной и захватывающей особенностью: мы стремимся преодолеть заложенные в нас ограничения. Конечно, есть люди, которые предпочитают упиваться своей ограниченностью, но мы занимаем иную позицию. Мы не хотим быть скованными биологическими ограничителями. Я собираюсь расширить свои интеллектуальные способности за счет машинного интеллекта.

Неужели вам недостаточно тех возможностей, которыми вы обладаете?

Нет, конечно. Вы что — шутите? Я проявляю серьезный интерес к анализу тенденций в развитии технологии, а это значит, что мне приходится распределять свои интеллектуальные возможности по множеству различных сфер знания. Между прочим, многие ученые поступают как раз наоборот: они становятся все более узкими специалистами. Так что, как видите, я новичок практически в каждой области знания, которой мне приходится заниматься.
Рей Курцвейл о течении лет

Мы только начали заниматься биотехнологией. Работа над расшифровкой генома только что закончена. Мы все еще не завершили «обратную сборку» генома и пока не понимаем, как гены проявляют себя в протеинах. Мы едва только подступаемся к созданию машин, достаточно мощных для того, чтобы моделировать укладку протеинов. Сейчас мы изучаем методы обработки информации, которые играют основополагающую роль в биологии, в развитии болезней и в процессе старения. Мы отыскиваем механизмы, которые помогут нам бороться с процессами старения и развития болезней. И уже идет работа над очень глубокими методами терапии, основанными на биотехнологиях. На подходе медикаментозные средства, которые позволят человеку есть до отвала, оставаясь при этом стройным, и которые заставят отступить диабет второго типа, удаляя из организма излишки глюкозы. Я убежден, что в течение ближайшего десятилетия мы в значительной степени устраним те болезни, от которых сегодня погибают 95% населения. Мы идентифицировали порядка десяти процессов старения и разработали механизмы обращения их вспять. Я считаю, что в течение ближайших десяти лет мы выведем мышей, не подверженных старению, а еще через пять-десять лет внедрим эти технологии в практику терапевтов.

Надо признать, что существует очень сильно выраженная «потребность в смерти». Она глубоко укоренилась в сознании людей. Жизнь коротка. Вечно жить не дано никому. Как известно, нельзя избежать лишь двух вещей — смерти и уплаты налогов. У нас сформировалось представление о так называемом «естественном жизненном цикле», который предполагает, что в определенном возрасте с человеком происходят определенные изменения. Мы придумали для смерти рациональное обоснование, что, на мой взгляд, представляет собой серьезную трагедию. В результате мы несем ни с чем не сравнимые потери в том, что касается знаний и опыта. И согласно нашему обоснованию смерть — явление положительное. Я считаю так: если с чем-то ничего нельзя поделать, лучше всего подвести под это какое-то рациональное обоснование, но все дело в том, что со смертью мы сможем кое-что поделать.

В своей новой книге Fantastic Voyage я показываю, что мы уже располагаем возможностями в такой степени замедлить процесс старения, что даже представители поколения «бэби-бума», как я, например, смогут оставаться здоровыми и полными жизни вплоть до расцвета биотехнологической революции, а тогда уже каждый из нас сможет перестроить свое тело и свой мозг.

Для меня очень важно повернуть вспять процесс старения или хотя бы замедлить его. Недавно я вместе с моим специализирующимся на проблемах здоровья коллегой (он к тому же еще и мой соавтор) прошел тест с целью выявления динамики старения организма. В ходе теста исследовалась память, острота органов чувств и быстрота реакции. Так вот, по итогам этого теста мой биологический возраст — 40 лет. А фактически мне 56.

Для сохранения нашего вида важно, чтобы люди, вышедшие из детородного возраста, не слишком долго задерживались на этом свете, во всяком случае, это справедливо для периодов дефицита ресурсов. Наша биологическая программа не изменилась с тех пор, как мы жили в период дефицита ресурсов. Вообще в наших генах много потерявших актуальность программ. Одна из них, к примеру, формулируется так: «Потребляй каждую калорию, ибо следующий охотничий сезон может оказаться голодным». Все эти программы нужно менять.

Арт Янки,
25.01.2005г.

"Слияние человека с машиной: движемся ли мы к "Матрице"*


Рей Курцвейль 1

Большинство зрителей “Матрицы” считают, что самые фантастические элементы фильма — разумные компьютеры, загрузка информации непосредственно в человеческий мозг, виртуальная реальность, неотличимая от реальной жизни, — могут лишь позабавить как научная фантастика, но к действительности не имеют отношения. Они могут и заблуждаться. Как объясняет известный специалист по компьютерной технике и бизнесмен Рей Курцвейль, эти элементы весьма приближены к реальности, и очень вероятно, что они станут реальностью уже на наших глазах.

Действие “Матрицы” происходит в будущем, которое наступит через сто лет, в мире, предлагающем, на первый взгляд, сверхъестественный набор технологических диковинок: разумные (хотя и враждебные) программы, возможность загружать разнообразные навыки непосредственно в человеческий мозг и создание виртуальных реальностей, как две капли воды похожих на реальный мир. Для большей части кинозрителей эти достижения могут показаться чистой воды научной фантастикой, над которой интересно поразмышлять, но которая имеет мало отношения к миру, находящемуся за пределами кинотеатра. Однако эта точка зрения страдает близорукостью. На мой взгляд, эти явления станут частью реальности в течение последующих тридцати-сорока лет.

Я занялся изучением тенденций развития технологии в качестве приложения к моей деятельности изобретателя. Если вы работаете над созданием новых технологий, вам необходимо предвидеть, что будет происходить с технологией в будущем, чтобы ваш проект сохранял свою жизнеспособность и полезность после реализации, а не только в момент разработки. После нескольких десятилетий прогнозирования развития технологии, я разработал математические модели развития технологий в различных областях.

Это позволило мне осуществить разработки с использованием материалов будущего и не ограничивать свои идеи ресурсами, известными нам сегодня. Как заметил Алан Кей: “Чтобы предвидеть будущее, нужно изобрести его”. Так что мы можем изобретать с расчетом на будущее, если мы имеем представление о том, каким оно будет.

Возможно, самая важная из осенивших меня догадок, с которой люди быстро соглашаются, но все последствия которой очень медленно доходят до них, касается возрастания темпов технического прогресса как такового.

Один нобелевский лауреат недавно сказал мне: “Мы не увидим самовоспроизводящихся нанотехнологических механизмов, по меньшей мере, еще лет сто”. Да, разумеется, это высказывание является разумной оценкой того, сколько времени уйдет на то, чтобы этого добиться. Для получения самовоспроизводящихся нанотехнологических организмов потребуется еще сто лет прогресса с учетом той скорости, с которой он протекает сейчас. Однако темпы технического прогресса не собираются оставаться на одном и том же уровне: согласно моим расчетам, они ускоряются в два раза каждые десять лет. Столетний прогресс при текущих темпах развития мы одолеем за двадцать пять лет. Следующие десять лет сойдут за двадцать, а последующее десятилетие — за все сорок лет. Так что XXI век будет эквивалентен двадцати тысячелетиям прогресса с сегодняшними темпами. Двадцатое столетие, несмотря на свою революционность, не равно ста годам прогрессивного развития с нынешними темпами. Наше ускорение до современных темпов заняло лишь двадцать лет. Достижения XXI века в области изменений и существенных сдвигов будут примерно в тысячу раз превышать результаты века двадцатого.

Многие из этих тенденций вытекают из приложения к закону Мура. Закон Мура относится к интегральным схемам и, как известно, утверждает, что вычислительная мощность, доступная за определенную цену, будет удваиваться каждые год-два. Закон Мура стал синонимом экспоненциального роста вычислительной техники.

Я обдумывал закон Мура и его контекст, по меньшей мере, лет двадцать. В чем кроется подлинная природа этой экспоненциальной тенденции? Откуда она берется? Является ли она проявлением более глубокой и основательной закономерности? Как я собираюсь показать, экспоненциальный рост вычислительной техники существенным образом выходит за рамки закона Мура. Несомненно, экспоненциальный рост выходит за пределы вычислительной мощности вообще и относится ко всем областям основанной на информации технологии — технологии, которая в конечном итоге изменит мир.

Наблюдатели указывают на то, что закон Мура вскоре исчерпает свои возможности. По мнению экспертов компании Intel и других специалистов индустрии, мы выйдем за пределы возможностей интегральных схем в течение пятнадцати лет, потому что длина основных деталей будет достигать всего лишь диаметра нескольких атомов. Так будет ли это означать завершение периода экспоненциального роста вычислительной техники?

Этот вопрос обретает чрезвычайную важность, если мы станем размышлять о природе XXI века. Обращаясь к этому вопросу, я расположил сорок девять известных компьютеров на экспоненциальном графике. Отсчет в нижнем левом углу начинается со счетной машины, которая использовалась в ходе американской переписи 1890 года (счетное оборудование на основе перфокарт). В 1940 году Алан Тьюринг создал компьютер на основе телефонных реле. Этот компьютер позволил взломать загадочные коды немцев и предоставил Уинстону Черчиллю расшифровку почти всех сообщений нацистов. Черчиллю приходилось использовать эти расшифровки с большой осторожностью. Он понимал, что масштабное использование расшифрованных посланий могло спугнуть немцев. Если, к примеру, он предупредил бы власти города Ковентри о том, что их город будут бомбить, немцы увидели бы приготовления к отражению бомбардировки и поняли бы, что их шифр разгадан. Впрочем, похоже, в ходе битвы за Британию английские летчики все время чудесным образом знали, где находятся немецкие самолеты.

В 1952 году CBS воспользовалась более сложным компьютером на основе электронных ламп, чтобы предсказать избрание Эйзенхауэра на пост президента Соединенных Штатов. В правом верхнем углу находится компьютер, за которым вы сидите в настоящий момент.



Один из глубоких выводов, к которому мы можем прийти, глядя на этот график, состоит в том, что закон Мура был не первой, а пятой парадигмой, обеспечивающей экспоненциальный рост вычислительных возможностей. Каждая вертикальная линия обозначает различные парадигмы: электромеханика; техника, основанная на реле; электронные лампы; транзисторы; интегральные схемы. Каждый раз, когда какая-то парадигма вырабатывалась, ее сменяла другая парадигма, начиная с того места, где выдыхалась ее предшественница.

Люди скоры на критику экспоненциальных трендов. Они говорят, что в конечном счете эти тренды выработают свои ресурсы, как кролики в Австралии. Но каждый раз, когда конкретная парадигма достигала своих пределов, экспоненциальный рост продолжался благодаря новому, совершенно другому методу. Электронные лампы делались все меньше и меньше, но в конце концов настал такой момент, когда стало невозможно уменьшить лампу и сохранить в ней вакуум. Тогда появились транзисторы, которые представляют собой не просто электролампу маленького размера. Они выражают абсолютно иную парадигму.

Каждая горизонтальная линия на этом графике показывает увеличение вычислительных возможностей в сто раз. Прямая линия на экспоненциальном графике обозначает экспоненциальный рост. Как видно, скорость экспоненциального роста сама возрастает в экспоненциальном порядке. Мы удваивали вычислительные мощности каждые три года в начале двадцатого столетия, каждые два года — в середине, а теперь мы удваиваем их ежегодно.

Очевидно, что шестая парадигма будет являть собой вычислительную технику в трех измерениях. Как ни крути, мы живем в трехмерном мире и наш мозг организован в трех измерениях. Человеческий мозг использует весьма неэффективную схемотехнику. Нейроны — слишком громоздкие “устройства”, и работают они крайне медленно. Они используют электрохимические сигналы, обеспечивающие лишь около двухсот вычислительных операций в секунду, однако мозг получает свою поразительную мощность благодаря параллельному вычислению, которое обеспечивается его трехмерной организацией. Трехмерные компьютерные технологии начинают появляться. В Лаборатории медиа Массачусетского технологического института была создана экспериментальная технология, в которой схемы уложены в триста слоев. В последние годы в разработке трехмерных схем, действующих на молекулярном уровне, был сделан огромный шаг вперед.

Мои любимые нанолампы представляют собой шестиугольные матрицы атомов углерода, которые можно структурировать так, что они образуют любой тип электронной схемы. Из них вы можете создать эквивалент транзисторов и других электрических устройств. В физическом плане они очень прочные, их прочность превышает прочность стали в пятьдесят раз. Температурные характеристики, судя по всему, поддаются регулировке. Один кубический дюйм наноламповой схемы будет в миллион раз мощнее вычислительных возможностей человеческого мозга.

За последние несколько лет уверенность в создании трехмерных схем невероятно укрепилась. Были созданы, по крайней мере, аппаратные средства, способные конкурировать с человеческим интеллектом. Это достижение подняло более заметную проблему, а именно: “закон Мура может оказаться действующим по отношению к “железу”, но не по отношению к программному обеспечению”. После сорокалетнего экспериментирования с разработкой программного обеспечения я считаю, что это не так. Продуктивность софта возрастает очень быстрыми темпами. На примере одной из моих собственных компаний могу сказать, что за пятнадцать лет мы прошли путь от системы распознавания речи стоимостью в $5000, которая плохо распознавала тысячу слов, да еще и не в потоке речи, до продукта стоимостью в $50 со словарным запасом в сто тысяч слов, который намного более точен в распознавании. И это типичная картина для программного обеспечения. На фоне всех усилий в области разработки новых программных продуктов производительность программного обеспечения также экспоненциально увеличилась, хотя и с меньшей экспонентой, чем мы видели у аппаратных средств.

Многие другие технологии совершенствуются экспоненциально. Когда около пятнадцати лет назад стартовал проект по расшифровке генома человека, скептики доказывали, что с учетом той скорости, с которой мы можем изучать геном, на осуществление проекта уйдет десять тысяч лет. Наибольшее распространение получило следующее мнение: конечно, какой-то прогресс будет, но все равно завершить проект за пятнадцать лет невозможно. Однако экономическая эффективность и производительность расшифровки ДНК удваивались ежегодно, и проект был завершен меньше чем за пятнадцать лет. За двенадцать лет нам удалось добиться того, чтобы вместо $10 расшифровка комплементарной пары ДНК стоила десятую часть цента.

Даже продолжительность жизни человека возрастает по экспоненте. В XVIII веке продолжительность жизни ежегодно увеличивалась на несколько дней, в XIX — на несколько недель. В наше время продолжительность человеческой жизни возрастает примерно на 120 дней ежегодно. А с учетом революционных открытий, сделанных на раннем этапе работы с геномом, с учетом клонирования в медицинских целях, сознательного конструирования лекарств и прочих биотехнологических преобразований многие эксперты, включая меня самого, предвидят, что в течение десяти лет мы будем добавлять к продолжительности жизни больше года ежегодно. Итак, если вы сможете зависнуть здесь лет эдак на десять, то станете свидетелями нашего дальнейшего продвижения по кривой возможностей. Мы будем в состоянии прожить достаточно долго, чтобы увидеть поразительное столетие, которое ждет нас впереди.

Миниатюризация — вот еще одна важнейшая экспоненциальная тенденция. Каждое десятилетие мы уменьшаем предметы на 5,6% линейного размера. В следующей статье Билл Джой среди всего прочего рекомендует существенным образом ускорить развитие нанотехнологии. Однако нанотехнология важна не только потому, что ее пропагандируют специалисты по нанотехнологии. Нанотехнология — это всего лишь неизбежный конечный результат набирающей обороты тенденции уменьшать размеры предметов, которая существует уже многие десятилетия.

Ниже приводится график экспоненциального роста вычислительной техники, рассчитанный для двадцать первого века. В данный момент ваш обычный персональный компьютер стоимостью $1000 стоит где-то между мозгом насекомого и мозгом мыши. В человеческом мозге насчитывается около ста миллиардов нейронов, при этом между двумя нейронами существует примерно тысяча соединений. Эти соединения работают очень медленно, порядка двухсот вычислений в секунду, однако сто миллиардов нейронов с тысячью связей между двумя каждыми из них создают стотриллионную параллельную производительноть. Если умножить эту цифру на двести вычислений в секунду, то получится двадцать миллионов миллиардов в секунду или, по компьютерной терминологии, двадцать миллиардов миллионов команд в секунду (MIPS). У нас будет двадцать миллиардов MIPS за $1000 к 2020 году.



Однако это не позволит нам автоматически достичь уровня человеческого интеллекта, потому что здесь не менее важны организация, программное обеспечение, объем памяти и “встроенное” знание. Ниже я обращусь к сценарию развития событий, согласно которому я предвижу разработку программного обеспечения, обладающего уровнем человеческого интеллекта. При этом мне кажется очевидным, что у нас будут необходимые вычислительные мощности. К 2050 году компьютер стоимостью в $1000 будет равен одному миллиарду человеческих мозгов. Возможно, это случится на год или два позднее, однако в любом случае XXI век не будет испытывать дефицит вычислительных ресурсов.

Теперь давайте рассмотрим условия виртуальной реальности, воплощенные в Матрице, — виртуальную реальность, неотличимую от настоящей реальности. Это будет возможно, однако сначала я сделаю одно критическое замечание. Толстый кабель, воткнутый в ствол мозга Нео, был использован для пущего киноэффекта, но в нем нет особой нужды: все соединения могут быть беспроводными.

Давайте возьмем за точку отсчета 2029 год и сведем вместе некоторые из тех тенденций, о которых я говорил. К тому времени мы будем уметь конструировать наноботов, микроскопических роботов, способных проникать внутрь ваших капилляров и путешествовать по вашему мозгу, изучая его изнутри. Мы почти можем создать схемы такого рода уже сейчас. Мы еще не можем сделать их достаточно маленькими, однако мы можем сделать их довольно маленькими. В министерстве обороны разрабатываются крошечные устройства-роботы под названием “умная пыль” (“smart dust”). Размер этих устройств сегодня — один миллиметр. Это еще слишком много для нашего сценария, зато этих крошек можно сбрасывать с самолета, и они могут находить нужные позиции с высокой точностью. У вас могут быть тысячи этих устройств в беспроводной локальной сети. Они могут принимать визуальные изображения, связываться друг с другом, координировать, отсылать сообщения, действовать как практически невидимые шпионы и использоваться для выполнения множества военных задач.

Мы уже создаем устройства размером с кровяную клетку, проникающие в поток крови. По теме “Биологические микроэлектронные механические системы” (bioMEMS) действуют четыре крупные конференции. Наноботам, появление которых я предвижу к 2029 году, необязательно потребуются собственные средства навигации. Они могут и произвольно передвигаться по системе кровообращения, а пока они будут проходить по различным элементам нервной системы, общаться с ними можно будет точно так же, как сегодня мы общаемся с абонентами посредством системы мобильной связи.

Разрешение при сканировании головного мозга, скорость и стоимость этого сканирования — все это развивается взрывными темпами, причем по экспоненте. С каждым новым поколением способов сканирования мозга мы получаем все лучшее и лучшее разрешение. Сегодня мы обладаем технологией, позволяющей разглядеть многие из скрытых элементов человеческого мозга. Разумеется, окончательного согласия по поводу того, что это за элементы, еще не достигнуто, однако мы можем наблюдать элементы мозга с очень высоким разрешением благодаря тому, что датчик сканирующего устройства имеет размеры, приближенные к самим наблюдаемым элементам. В настоящее время мы можем сканировать мозг и отслеживать его деятельность очень подробно. Для этого нужно всего лишь перемещать датчик сканирующего устройства по всему мозгу, чтобы он находился как можно ближе к каждому из элементов нейронов.

Теперь зададимся вопросом: как мы собираемся проделать эту операцию и ничего не повредить? Ответ: нужно послать сканеры внутрь мозга. Наши капилляры устроены так, что они проходят через каждое межнейронное соединение, каждый нейрон и каждый элемент нейрона. Мы можем отправить туда миллиарды сканирующих роботов, объединенных в одну беспроводную локальную сеть, чтобы они смогли отсканировать мозг изнутри и начертить карту с высоким разрешением, отражающую все, что происходит внутри.

Что же мы будем делать с огромными базами данных, объединяющих нейронную информацию, которую мы соберем? Мы обязательно проведем реинжиниринг мозга, чтобы понять основные принципы его функционирования. Мы уже пытаемся это делать. Мы уже располагаем отсканированными изображениями определенных зон головного мозга. Эти изображения имеют высокое разрешение. Мозг — это не монолитный орган; он состоит из нескольких сотен специализированных участков, каждый из которых организован по-своему. Мы отсканировали отдельные зоны слуховой и зрительной коры и использовали эту информацию для создания более “умного” программного обеспечения. Карвер Мид из Калтеха, например, разработал мощные аналоговые чипы с цифровым управлением на основе вдохновленных биологией моделей, созданных при помощи инженерного анализа отдельных участков зрительной и слуховой систем. Его визуально-чувствительные чипы используются в цифровых камерах высокого класса.

Мы продемонстрировали, что способны понимать эти алгоритмы, однако они отличаются от алгоритмов, которыми мы обычно снабжаем наши компьютеры. Они не являются ни последовательными, ни логичными — они хаотичные, высокопараллельные и самоорганизующиеся. По своей природе они голографичны в том смысле, что главного исполнительного менеджера-нейрона в мозге не существует. Вы можете убрать любой из нейронов, отрезать любой проводок, и все останется почти без изменений, потому что информация и процессы распределяются по всей сложной сети.

Отталкиваясь от этих открытий, мы создали ряд моделей, на которые нас натолкнула биология. Именно в этой сфере я работаю, пользуясь такими методиками, как эволюционные “генетические алгоритмы” и “нейронные сети”. В них задействованы подсказанные биологией модели. Нынешние нейронные сети математически упрощены, однако по мере проникновения в принципы работы различных участков головного мозга мы сможем разрабатывать более мощные модели на основе биологических данных. В конечном итоге мы сможем спроектировать и воссоздать эти процессы, сохранив такие их свойства, как врожденный широкомасштабный параллелизм, аналогичное цифровому управление, хаотичность и способность самоорганизовываться. Мы сможем воспроизводить типы процессов, происходящих в сотнях различных участков мозга, и создавать организмы, сделанные не на основе кремния, а, возможно, с применением чего-нибудь вроде наноламп, которые сравняются в сложности, богатстве и глубине с человеческим интеллектом.

Наши сегодняшние механизмы по-прежнему устроены в миллионы раз проще человеческого мозга. Это одна из основных причин, по которым они все еще не приобрели подкупающих нас особенностей людей. У них нет нашей способности шутить, дурачиться, понимать ближних, адекватно реагировать на проявления эмоций или испытывать внутренние переживания. Это не побочные эффекты человеческого интеллекта или некая рассеянность. Это преимущества человеческого интеллекта. Для того чтобы создать организмы, которым будут свойственны столь же привлекательные и убедительные черты, потребуется технология такого же уровня сложности, какой присущ человеческому мозгу.

Возвращаясь к виртуальной реальности, давайте рассмотрим сценарий, включающий в себя прямую связь между человеческим мозгом и имплантантами, созданными на основе наноботов. Существует ряд различных технологий, действие которых уже демонстрировалось: они применялись для обеспечения связи в обоих направлениях между влажным аналоговым миром нейронов и цифровым миром электроники. Одна такая технология, которая называется нейротранзистором, обеспечивает двустороннюю связь. При возбуждении нейрона нейронный транзистор засекает этот электромагнитный импульс, и при этом осуществляется коммуникация между нейроном и электроникой. При помощи этой системы можно также возбудить нейрон или блокировать его возбуждение.

Для полного погружения в виртуальную реальность мы направим миллиарды этих наноботов с тем, чтобы они разместились у каждого нервного волокна, исходящего от всех наших органов чувств. Если вы захотите остаться в подлинной реальности, они будут просто сидеть на своих местах и ничего не делать. Если вы захотите перейти в виртуальную реальность, они начнут подавлять сигналы, поступающие от ваших настоящих органов чувств, и станут заменять их сигналами, которые вы бы получали, находясь в виртуальной среде.

При такой схеме мы будем получать виртуальную реальность изнутри, и она сможет воспроизводить все наши ощущения. Это будет коллективная среда, в которую можно будет войти и одному человеку, и многим людям. Посещение какого-нибудь web-сайта будет означать попадание в среду виртуальной реальности, охватывающую все наши чувства, причем не только поступающие от пяти основных чувств, но и эмоции, сексуальное удовлетворение, юмор. На самом деле неврологические корреляты всех этих ощущений и эмоций, которые я обсуждаю в книге “Эпоха одухотворенных машин” (“The Age of the Spiritual Machines”), уже существуют.

К примеру, хирурги, проводившие операцию на открытом мозге девушки (она была в сознании), обнаружили, что стимуляция определенной точки мозга может заставить девушку смеяться. Хирурги подумали, что они просто привели в действие безусловный рефлекс. Однако потом они открыли, что стимулировали восприятие юмора: всякий раз, когда они воздействовали на эту точку, девушке все казалось смешным. “Вы, ребята, просто уморительны, когда стоите тут” — вот типичная фраза девушки во время стимуляции.

Используя имплантанты на основе наноботов, мы сможем усиливать или ослаблять наши эмоциональные реакции на различные переживания. Эта возможность лежит на поверхности. Кроме того, вы сможете иметь несколько тел для разных переживаний. Как сегодня люди передают свои изображения при помощи web-камер, установленных у них в квартирах, так можно будет направлять на себя весь поток ощущений и даже эмоций из Интернета, так что вы сможете, как в фильме “Быть Джоном Малковичем”, переживать жизнь других людей.

В конечном итоге эти наноботы повысят уровень человеческого интеллекта и расширят наши способности и возможности во многих направлениях. Поскольку они общаются друг с другом беспроводным способом, они могут создавать новые нейронные соединения. Эти соединения могут расширить нашу память, когнитивные навыки и познавательные способности. Мы увеличим возможности человеческого интеллекта, расширив его сегодняшнюю схему обширных межнейронных соединений, а также посредством установления тесной связи с небиологическими формами интеллекта.

Кроме того, мы сможем загружать знания, то есть воспроизвести то, что сегодняшние машины в состоянии делать, а мы нет. Так, например, мы потратили несколько лет, обучая один исследовательский компьютер понимать человеческую речь. При этом мы использовали модели с биологическими прототипами: нейронные сети, модели Маркова, генетические алгоритмы, самоорганизующиеся структуры. Все эти модели основаны на нашем пока еще грубом представлении о самоорганизующихся системах в биологическом мире. Основная часть технического проекта предполагала запись голосов различных людей, говоривших на разных диалектах, объемом в несколько тысяч часов. Потом эта запись была представлена системе, и ее заставили попытаться распознать записанную речь. Система делала ошибки, и тогда мы ввели автоматическое регулирование и самоорганизацию, чтобы система лучше осмысляла то, что она выучила.

Спустя много месяцев такого обучения система существенно улучшила свою способность распознавать речь. Если вы хотите, чтобы ваш персональный компьютер умел понимать человеческую речь, вам не надо тратить годы, обучая его так же кропотливо, как нам приходится обучать каждого ребенка. Вы можете просто загрузить разработанные модели — это называется “загрузить программы”. Так что машины могут делиться своими знаниями.

В нашем мозге нет порта для быстрой загрузки информации. Но как только мы создадим небиологические аналоги наших нейронов, межнейронных соединений и нейротрансмиттерных уровней, где хранятся наши навыки и воспоминания, мы не упустим возможности создать и эквивалент загрузочного порта. Мы сможем загружать необходимые навыки с такой же легкостью, как Тринити загружает в свой мозг программу, позволяющую ей управлять вертолетом “B-222”.

Когда вы будете разговаривать с кем-нибудь в 2040 году, может статься так, что умственная деятельность вашего собеседника биологического происхождения будет являть собой гибрид биологического и электронного типов мышления, тесно сопряженных друг с другом. Вместо того чтобы ограничиваться всего лишь сотней триллионов соединений в нашем мозгу, как это имеет место сейчас, мы сможем значительно превзойти этот уровень. Скорость нашего биологического мышления фиксирована: считается, что человек может производить 1026 вычислений в секунду, и эта биологически заданная цифра не собирается спонтанно увеличиваться. Однако способности небиологического интеллекта возрастают экспоненциально. По моим расчетам, критическая точка наступит в 2030-е годы; некоторые называют это точкой перехода.

Когда мы доберемся до 2050 года, основная часть нашего мышления, которое, на мой взгляд, все еще является синонимом человеческой цивилизации, будет иметь небиологический характер. Я не считаю смертельную схватку враждебного искусственного интеллекта с человеческим, нашедшую отражение в “Матрице”, неизбежным сценарием развития событий. Небиологическая часть нашего мышления будет по-прежнему оставаться человеческой, потому что она будет производной от биологического мышления. Она будет разработана людьми или машинами, созданными людьми, или машинами, построенными на основе инженерного анализа человеческого мозга либо загрузки человеческого мышления, либо на основе одного из многих других возможных вариантов тесного симбиоза между человеческим мышлением и мышлением машины, о котором мы не можем даже помыслить сегодня.

Обычная реакция на эти предположения: как все это мрачно, поскольку я “ставлю человечество на один уровень с машинами”. Однако подобная реакция объясняется тем, что большинство людей имеет предубеждение против машин. Большая часть экспертов на самом деле не представляют, на что в конечном итоге способны машины, поскольку все машины, которые когда-либо “встречались” им, очень ограниченны по сравнению с людьми. Однако это не будет относиться к машинам года 2030-го или 2040-го. Когда машины станут производной человеческого интеллекта, которая к тому же в миллион раз способней человека, мы уже начнем уважать их, и явное различие между человеческим интеллектом и интеллектом машины исчезнет. Мы действительно сольемся с нашей технологией.

Мы уже идем по этому пути. Если машины во всем мире остановились бы, наша цивилизация могла бы впасть в коллапс от количества тяжелой утомительной работы сегодня. Совсем недавно, лет тридцать назад, этого бы не случилось. В 2040 году человеческий интеллект и интеллект машины будут очень тесно спаяны. Мы станем способны испытывать куда более сильные ощущения самого различного рода. Мы сможем “воссоздавать мир”, созданный нашим воображением, и проникать в разные среды, настолько же изумительные, как в “Матрице”. Остается только надеяться, что этот мир будет больше открыт для творческого самовыражения человека и его переживаний.

1 Рей Курцвейль (Ray Kurzweil) — изобретатель и технолог. Курцвейль создал первую читающую машину для слепых, ему также принадлежит авторство многих других технологических новинок. Основал девять суперуспешных технологических компаний, он автор бестселлера “The Age of Spiritual Machines” (Viking, 1999). Курцвейль получил одиннадцать почетных докторских степеней и был удостоен многочисленных наград, среди них — Национальная медаль по технологии 1999 года, которая является высшей национальной наградой в области технологии, и премией MIT-Lemelson за изобретение и новаторство в размере $500000.

* Перевод с английского Т. Давыдова.

Источник:
Прими красную таблетку: Наука, философия и религия в "Матрице". /Под ред. Глена Йеффета. [Пер. с англ. Т. Давыдова]. -- М.: Ультра.Культура, 2003.

Что нам грядущее готовит???


« В последующие сто лет будет сделано множество новых открытий. Передовые технологии становятся все совершеннее, и грядущее столетие принесет человечеству столько же открытий, сколько предыдущие десять столетий... »
В настоящее время Президент Компании KGC Networks Фабрис Керерве ведёт переговоры о плодотворном сотрудничестве в области нано-технологий с Реем Курцвейлом.

Рей Курцвейл: Замедлить процесс старения, повернуть его вспять и ещё многое другое!

Рей Курцвейл родился в 1948 году, он всегда страстно интересовался всеми методами, которые могут поднять качество жизни на более высокий уровень. Газета «Wall Street Journal» назвала его «неутомимым гением». Это специалист по разработке инновационных технологий и, главным образом, искусственного интеллекта.

Всемирно известные изобретения.

В 1974 году он изобрел аппарат для чтения, предназначенный для незрячих людей. Основываясь на том же принципе, что и копировальная машина, компьютер сканирует текст со страницы и зачитывает его вслух. Это стало революционным открытием для незрячих людей всего мира. У них сразу появилась возможность узнать содержание любой книги, даже если она не была переведена в шрифт для слепых.

Это отец сканнера, синтезатора, первой обработки текста с использованием вокального распознавания. Именно он в своей первой книге « Век разумных машин», напечатанной в 1990 году, предсказал появление Интернета, проигрыш Каспарова машине Deeper Blue в 1997 году с точностью до нескольких месяцев, а также использование так называемого «разумного» оружия во время военных конфликтов.

В 1999 году он был удостоен Национальной Медали в области технологий, полученной из рук Президента США, Билла Клинтона (10 лет спустя после того, как он получил звание « Изобретатель года» от известного Технологического Института шт. Массачусетс, где он читал лекции) – это является самой высокой наградой в области информационной науки.

В том же году в своей второй книге « Век духовных машин» он подробно описывает следующую революцию: « Человек утрачивает свою центральную позицию самого разумного и высокопроизводительного существа на Земле. В ближайшие 100 лет будут происходить многие вещи. Технологический прогресс ускоряется и следующий век принесёт нам столько же открытий, что и десять предыдущих веков. Намного ранее, нежели в 2099 году, у нас появится способ сканировать человеческий мозг. Например, я смогу отсканировать свой мозг и записать в самых мелких подробностях каждую совокупность нервных клеток, каждое скопление нейромедиаторов, каждую синаптическую извилину, каждую клетку. После этого мы сможем его воспроизвести, скопировать мозг на достаточно мощный нейронный компьютер, чтобы сделать идеальную копию моих мыслей, воспоминаний, всего того, что я умею делать.» Высказывания автора на сайте www.automatesintelligents.com

Эта книга представляет собой «смешение» разных тем на 350 страницах, в которые входят основные главы (по словам автора, они диктовались лицам, ответственным за сайт, назначенным им напрямую и записывались на машину, которая распознает речь своего изобретателя). Сюда также входят многочисленные отступления в форме диалогов, обращенных к широким массам, многочисленные объяснительные записки, библиографии и веб-ссылки, обеспечивающие многолетний объем работы для тех людей, которые хотят более подробно изучить затронутые в книге вопросы. Эта книга обнаруживает выдающиеся педагогические и коммуникационные качества автора.

В 2002 году автор выпускает книгу « Являемся ли мы духовными машинами?», написанную уже в иной форме. Речь идет о переписывании трудов, написанных одним из его коллег в 1999 году, по инициативе Института Дискавери. Целью этой книги было содействие обсуждению научных вопросов, а также повышение общей культуры читателей.

В том же году его новое изобретение начинает делать практически синхронный перевод с английского на немецкий язык– при этом качество перевода является поразительным. Результат: мы говорим с машинами, а машины говорят с нами.

Технологии сначала замедляют, а потом обращают вспять процесс старения

В 2004 году он участвует в создании книги, основанной на медицинских исследованиях, под названием «ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ: Жить Достаточно Долго, Чтобы Прожить Всю Вечность» www.fantastic-voyage.net, совместно с врачом Терри Гроссманом. Здесь авторы объясняют, что, учитывая прогресс в области нанотехнологий (Технология миллионной доли миллиметра), мы сможем внедрить в наше тело «нанороботов» размером с эритроцит для совершенствования функционирования организма, ощутимого замедления процессов старения и даже обращения их вспять.

Авторы также объясняют, как нужно себя вести уже сегодня, следуя советам на уровне « Моста 1», в целях прожить как можно дольше и достичь уровня « Моста 2» , когда биотехнологии уже будут развиты на достаточно высоком уровне, чтобы подготовить появление «Моста 3» ( в ближайшие 20 лет) – это то время, когда нанотехнологии обеспечат лечение организма изнутри, большую продолжительность жизни, а то и вечную жизнь.

Сам Рей Курцвейл, которому скоро исполнится 60 лет, обладает телом 40-летнего человека! Как он этого достиг? Достаточно просто! Он применил на практике подробную программу, описанную в книге, которую он разработал специально для себя. Его собственные требования к себе являются более важными, нежели общепринятые, наиболее часто рекомендуемые нормы. Он внимательно следит за своим питанием, тщательно выбирает жидкости, которые пьёт, тем самым обеспечивая оздоровление своего организма – это зелёный час, вода с базовым pH балансом. При этом, в его рацион входят пищевые добавки.

Эту книгу срочно должны прочесть все те люди, которые любят жизнь и хотят воспользоваться ею по-максимуму как можно более долгое время! Эта «библия» затрагивает такие темы, как: замена сахара продуктом «стевиа», питание и употребление воды, стресс... Здесь есть всё, чтобы иметь прекрасное здоровье!

Его последняя книга подтверждает теории, выдвинутые в предыдущих трудах.

The Singularity is near.

И, наконец, в 2005 году вышла его последняя книга «The Singularity is Near » («Неповторимость»), где он приводит ещё более убедительные аргументы к тезису, который принес ему известность: согласно этому тезису, слияние и прогрессивное развитие новых технологий приведут к полной трансформации нашего мира. Произойдёт взаимопроникновение и взаимное укрепление Человека и технологических ресурсов. И это расширит пределы разумной жизни до немыслимых границ. Это преображение автор называет Неповторимостью, потому что ничто из того, что утверждалось ранее, больше не будет иметь силы. И наоборот, всё то, что считалось невозможным, станет возможным. Наш интеллект, который всё это время был ограничен биологическими рамками (мозгом), постепенно отойдёт от своей биологической основы и станет в миллиарды раз более мощным по сравнению с сегодняшним днем. В этом новом мире различия между человеком и машиной, между реальным и виртуальным миром, будут постепенно стираться. Люди смогут получить иное тело и создать несколько версий своего сознания. После этого, люди смогут контролировать процессы болезней и старения, устранить загрязнение окружающей среды, решить проблемы голода и нищеты по всему миру. При этом, по словам Рея Курцвейла, эта колоссальная революция может произойти в ближайшие 10-50 лет, то есть очень скоро в масштабе человеческой истории.

Как это произойдет?

Во-первых, скорость вычисления данных и мощность процессоров увеличиваются за всё более и более короткий срок, следуя закону Мура (соучредителя компании ИНТЕЛ) от 1965 года, который заключается в следующем: Мощность процессоров будет удваиваться каждые 18 месяцев. Кстати, сочетание «AI» в названии сайта Рея Курцвейла www.kurzweilai.net одновременно обозначает как Искусственный Интеллект, так и Ускоренный Интеллект!

Во-вторых, поскольку наш эволюционирующий интеллект также развивается прогрессивно, это дает системе возможность делать самоанализ, а значит, и двигаться в направлении самопрогресса.